Май 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Земледелие, скотоводство, промышленность и торговля

Верхне-Аргунокие Чеченцы мало занимаются хлебопашеством и не имеют достаточного хлеба для собственного прокормления; они получают хлеб, соль и другие жизненные предметы от жителей нижних аулов, которым местность более благоприятствует к хлебопашеству, но и там оно не очень развито. То же самое можно сказать и о скотоводстве. Обитатели низменных аулов в обмен на свой хлеб получают мед, воск, шерсть, грубые сукна, ковры домашнего, незавидного рукоделья, звериные шкуры, бурки, сафьян из козловых шкур ит. п. Чеченцы, живущие на плоскости, в спою очередь все это отпускали мирным Кизляроким промышленникам, которые для меновой торговли стекались в аулы мирных Чеченцев и привозили с собой холст, грубые бумажные материи, получаемые из Персии, нанки, ситцы, бумажные платки, низшего разряда шелковые материи, железо, соль, медную посуду и т. п.

До 1840 года главная промышленность мирных Чеченцев, особенно Сунженских и Терекских, состояла в продаже леса. Они приготовляли зимою плоты строевого леса и сплавляли их в полноводье по Сунже и далее по Тереку до самого Кизляра, где их собиралось ежегодно от 500 до 8 00. За каждый плот в тогдашнее время платили от 3 0 до 5 0 р. с, что в общей сложности составляло около 2,500 руб. сер. Не менее важную отрасль промышленности мирных составляла доставка в Кизляр, богатый виноградными садами, таркалов /колья, которые поддерживают виноградные лозы/.

Их ежегодно привозили от 5000 до 6000 ароб, продавая каждую от 3 до 5р. Кроме того, Чеченцы выручали хороший доход от продажи обручей и бочарных досок; за 1 000 штук таких досок платили около 30 р. с. и их доставляли в Кизляр в весьма значительном количестве. Сверх того Чеченцы осенью отправлялись в Кизляр и нанимались для работ в садах. Впрочем, число таких было незначительно.

Все сказанное о промышленности и меновой торговле относится к Чеченцам, обитавшим, как мы сказали, до 1840 года по Тереку и Сунже, остальные жили слишком далеко и не имели тех средств сбывать свои произведения; они получали все им нужное чрез Армян и других промышленников, иногда чрез третьи или четвертые руки. Вот в нескольких словах все, что мы знаем о промышленности малой части обширного Чеченского населения. Большая часть его, занятая в продолжении почти двадцати лет войною с нами, естественно не имела возможности развивать свои производительные силы. Но ныне, с покорением и усмирением всего восточного Кавказа, конечно не замедлит наступить для Чеченцев новая эра жизни, которой суждена самая светлая будущность. Мирная гражданственность разовьется в их стране, одаренной естественными богатствами, которые не могли развернуться под влиянием вековой бранной тревоги — ив стране, где кровь лилась рекою, пройдет с плугом мирный селянин и тишина и довольство водворятся в недрах доселе неугомонного Кавказа.

Разделение народа на классы и отношения их между собою. Общественный быт Чеченцев отличается в своем устройстве тою патриархальностью и простотою, какие находят в первобытных обществах, до которых еще не коснулась современность ни одною из своих разнообразных сторон гражданственной жизни. У Чеченцев нет тех сословных подразделений, которые составляют характер обществ, европейски организованных. Чеченцы в своем замкнутом кругу образуют с собою один класс — людей вольных, а никаких феодальных привилегий мы не находим между ними. Мы все уздени, говорят Чеченцы, и это выражение должно понимать в смысле людей, зависящих от самих себя. Но в массе коренного народонаселения время от времени образовался немногочисленный класс личных рабов; его составили военно-пленные, постоянно захватываемые Чеченцами во время наездов. Хотя состояние всех их в сущности ничем не разнилось, однако же их стали подразделять на два разряда: лай и ясир. Последние отличались от первых тем, что судьба их была не совсем определена: ясир мог быть выкуплен и воротиться на родину, тогда как лай, забывший свое происхождение и религию, делался неотъемлемою собственностью свое го господина. Положение лаев в Чечне со временем превратилось в то безусловное рабство, какое существовало в древнем мире. Лай почитался, в полном смысле слова, вещью своего господина, который имел над ним безграничную власть. Лай мог быть продан, наказываем по произволу, лишаем жизни по прихоти своего господина. Таким образом, сословие лаев было совершенно безправное и оно могло образоваться только в стране, не обеспеченной никакими почти законами, где каждый коренной обитатель считал себя господином полноправным.

Если иногда случалось, что лай от страха жестокого наказания покидал своего господина и прибегал под защиту другого, более сильного, или уважаемого человека, то последний давал ему приют в своем доме, под условием принять на себя роль почетного посредника между угнетенным и угнетателем. Он уговаривал последнего смягчить наказание или вперед поступать милостивее и, получивши в том обещание, отпускал лая обратно к нему. Впрочем защитник лая не мог удерживать его у себя против воли хозяина, из опасения навлечь на себя преследование за нарушение права собственности.

Несмотря на безвыходное положение, в ‘котором находились лай, рабство не считается у Чеченцев постыдным. У них вошло в обычай отпускать рабов на волю* и в таких случаях дети отпущенника пользовались правами вольных туземцев. Этого мало: сам отпущенник со дня своей свободы поступал в «ласе вольных и делался равен с ними. Правда, он не имел ни того веса, ни значения, потому что в Чечне, как и в Дагестане, то и другое обусловливается многочисленностью родства; отпущенник же, как лицо изолированное предшествующими обстоятельствами, едва-ли когда-нибудь либо мог расчитывать не только на обширное, до и на какое-нибудь родство; а потому, благодаря своему одиночеству, он мог быть обижаем и притесняем; поэтому он, пользуясь личною свободою, не покидал своего бывшего господина, брал в замужество одну из дочерей или родственниц его и навсегда водворялся при нем, как член его семейства.

* Примечание. При отпуске раба на волю у Чеченцев соблюдались следующие формальности: его снабжают письменною отпускною, которая составляется кадием. при двух свидетелях, причем отпускные деньги вручаются кадию, который уже сам передает их господину. Отпущенник называется азатом, т. е. свободным.

Оставить комментарий