Май 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Управление в Чечне

В племени Нашихэ, колыбели Чеченского народа, как повествует предание, люди не имели до принятия ислама никакой религии и не признавали над собою высшей сверхъестественной власти. В прежнее время, говорят Ичкерийские старожилы, когда народ Чеченский был еще малочислен и жил в горах Ичкерии и по верховью Аргуна, все тяжбы судились стариками; старики были в то время умные, жили долго, знали многое и всегда решали по правде, по своему разумению, не руководствуясь никаким законом. Но так как они не имели в своих руках никакой исполнительной власти, то решения их, основанные на здравом уме и совести, хотя .и были справедливы, но не всегда приводились в исполнение, а уничтожались часто по произволу, — т. е. платилось кровью за кровь, обидою за обиду.

Дела, касавшиеся до целого аула, обыкновенно решались на сходках, куда сбирался весь народ и на которых свободно говорил всякий, кто что знал. Подобные сходбища для Чеченца, как вообще для всякого горца, были одним из любимых препровождении времени, а потому они составлялись очень часто. Обыкновенно один из жителей, желавших сообщить свое мнение или объявить какую- нибудь новость, всходил на крышу мечети или своей сакли и громогласно сзывал к себе жителей аула. Сбежавшаяся толпа выслушивала его и, если объявленное им заслуживало внимания, то начинались беседы и толки, более или менее оживленные.

Так жили и управлялись одноаульцы. Что же касается до общего народного управления, то между Чеченцами и со времени образования Кавказской линии и заселения Ставропольской губернии, а именно с половины XVIIII столетия, не существовало почти никакого единства. По этому-то Чеченцы долгое время находились в зависимости от Кабардинских и Кумыкских князей. Но еще в то время, когда они распространились до Сунжи и Терека и когда предались буйному своеволию, они потеряли прежнее уважение к своим старшинам. Однако же происшедший от того безпорядок во внутреннем управлении вскоре им до того наскучил, что они с общего согласия положили послать в Ичкерию просить у тамошних стариков совета для водворения порядка. Ичкеринцы, в то время уже мусульмане, затруднялись удовлетворить просьбу своих единоплеменников; многое, предписываемое кораном, не согласовывалось с их обычаями; многое, допускаемое обычаями, противоречило учению Магомета. Наконец, после многих совещаний было решено согласовать народные обычаи с догматами корана, где это оказывалось возможным, не слишком впрочем затрагивая свойственного народу разгула и самоуправства, обратившегося в его любимую стихию. Таким образом произошел адат. Впоследствии он много утратил от соприкосновения с влиянием Русской власти, а с другой стороны возникшее в Дагестане учение мюридизма, совершенно изменив прежние условия общественного быта,, утвердилось в Чечне надолго.

И так у Чеченцев введено было законодательство, составленное из двух противоложных элементов: Шариата, основанного на общих правилах нравственности и религии, заключавшихся в коране, И Адата, на обычаях народа младенческого и полудикого. Адат распространялся и усиливался всякий раз, как шариат приходил в ослабление и наоборот адат падал и был отменяем каждый раз, когда шариат находил ревностных проповедников и последователей.

Так, когда религиозное учение, деятельно распространяемое поборниками корана, выдававшими себя за апостолов исламизма, привело народ к мысли восстановить в делах суда и расправы основной закон мусульман — шариат, когда в 1832 году Кази-Мулла, один из ревностнейших

Последователей этого учения, с многими приверженцами возбудил горцев к объявлению неверным газавата или религиозной войны; тогда он, а впоследствии преемник его Шамиль, вели в суд и расправу между горцами законы Шариата, как основания более прочные для приобретения власти над народом и удержания его в том повиновении, какое необходимо было для осуществления предприятий газавата. Но и тут, сознавая шаткость понятий горцев, их огрубевший в вековом невежестве нрав и дикую свободу, не легко поддающиеся влиянию религии, а следовательно и законам Шариата, Шамиль заменил казни, определенные Шариатом, денежным налогом. Это более совпадало с духом народа, привыкшего к адату, установления которого образовались именно для. тех случаев, где народ по своему быту и вольности не мог судиться так, как установлено в коране, а охотнее подчинялся суду и расправе по обычаям, переходившим в среду их из века в век.

Чтобы составить себе ясное понятие о законодательстве у Чеченцев, надобно рассмотреть тот порядок в условиях жизни общественной, который существовал в Чечне еще до завоевания нами этого края и до утверждения в нем власти Шамиля. А потому мы сделаем очерк общественного устройства Чечни до появления здесь "Шамиля. Мы избираем это время для того, что оно представит нам сравнительно более верную картину первоначального общественного быта горцев, не потерпевшего еще резкого изменения под деспотическим влиянием или под гнетом мюридизма.

В гражданственности горцев, стоящей на весьма низкой ступени, само собою нет той определенности в правах, которая замечается у нескольких образованных народов. Адат можно назвать первым звеном соединения человека в общество, переходом его от дикого состояния к жизни общественной. Человек, соединяясь в общество, старается оградить себя от произвола, изыскивает необходимые для того условия и создает правила, на которых могла покоиться жизнь общественная; но правила эти, как и все установляемое человеком в период его младенчества, не прочны и, по неимению письмен, существуют в одних лишь преданиях; в них человек как бы боится подчинить себя определенным узам закона, а потому и исполнительной власти в адате почти не существует, штрафов и — наказаний за преступления никаких нет, а если и есть, то весьма слабые. Вообще можно сказать, что суд по адату есть суд посреднический, лишенный большею частью средств понудительных, решения его исполняются, если на то есть добрая воля с удившихся, — пренебрегаются, если одна из сторон находит их слишком невыгодными для себя. Тут последняя граница закона и гражданского порядка и первый переход к личному самопроизвольному праву. Там где закон безсилен, каждый получает обратно природное право за обиду и по своему усмотрению наказывать своего врага, или обидчика — и вот где кроется начало жестокого правила канлы, кровомщения, признанного у всех горских племен, как дополнительный устав личного права, помещенного в своде их преданий и гражданских постановлений.

Право канлы или кровомщение. Таким образом, все личныет обиды и важнейшие преступления против жизни и собственности, как то убийство, насилие, у горцев никогда не судятся. Благодаря отсутствию порядка и организации их общества, совершивший злодеяние имеет всегда возможность уйти, отчего по адату допущено не только кровомщение или канлы на лицо, сделавшее злодеяние, но и на его родственников. Канлы состоит в том, что родственник убитого должен убить убийцу, или кого либо из его родных.

Те с своей стороны опять должны отомстить за кровь кровью и таким образом убийства продолжаются безконечно. Поэтому, после каждого убийства, между родственниками убитого и родственниками совершившего убийство возникает право канлы, которое нередко переходит от одного колена к другому. Бывают, впрочем, случаи, в которых канлы прекращается. Для этого лицо, желающее примириться и избавиться от преследований канлы, отпускает себе волосы и через знакомых просит противника о прощении.

Если последний изъявит согласие покончить дело миром, то же лающего примириться приводят к нему в дом и, в знак примирения, тот должен обрить ему голову. Примирившиеся считаются после кровными братьями и клянутся на коране быть верными друг другу. Случается однако же, хотя и редко, что, не смотря на примирение, простивший убивает своего кровного брата. От канлы можно откупиться, т. е. лицо, подлежащее кровомщению, платит противнику известное вознаграждение, за что тот при свидетелях дает клятву, что не будет его преследовать. В случае, если поклявшийся таким образом не сдержит своего слова и все-таки убьет откупившегося, то родственники последнего могут заставить нарушителя клятвы возвратить деньги, или самому подвергнуться канлы.

Случалось иногда, что обидчик оставался неотомщенным, наприм. если он, чувствуя себя слабее своего противника, тайно удалялся с своими родственниками в другое место или прибегал под наше покровительство. Бывало и так, что обидчик, в особенности не имевший родственников, делался абреком.

Оставить комментарий