Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

СРЕДНЕВЕКОВАЯ АРХИТЕКТУРА ИСТОКИ АРХИТЕКТУРНЫХ ФОРМ

Архитектура — это один из видов материальной культуры, в котором практически не бывает революционных взрывов в движении к прогрессу. Она развивается поступательно и сравнительно медленно, определенный архитектурный стиль, строительные приемы формируются иногда столе­тиями и даже тысячелетиями. Человечество не придумало почти ничего нового со времен дворцов, выстроенных из обожженного кирпича и камня тысячи лет тому назад.

Все фортификационные и культовые сооружения так же, как и погребальные, восходят к древнему жилищу. Но на опре­деленном этапе они начинают развивать­ся самостоятельно, почти независимо друг от друга. Фортификационные и особенно культовые постройки более подвержены внешним влияниям, чем жилища, которые всегда имеют национальную специфику и обычно более консервативны. Xарактер жилища определяется ландшафтом, об­разом жизни, способом хозяйствования и даже менталитетом народа.

Почти все архитектурные формы, применяющиеся современным челове­ком, имеют свои истоки в жилищах людей, живших десятки тысяч лет назад. К приме­ру, двускатные крыши повторяют формы древнейших шалашей, а техника турлуч — ного строительства, то есть стены, спле­тенные из ветвей и обмазанные глиной, ис­пользовалась еще во времена неолита.

К строительству постоянного жилища древнего человека побудило резкое изме­нение климата, связанное с великим оле­денением, а также переход от собиратель­ства к производящему хозяйству. И оно впервые стало появляться там, где не было пещер. Там же, где были пещеры, пригод­ные для обустройства под жилище, ими пользовались вплоть до последнего вре­мени. Но при этом люди еще со времен палеолита не просто селились в пещерах, гротах, под навесами скал, а приспосабли­вали их для жилья, выкладывая пол кам­нями, расширяя и сужая вход, выстраивая каменные ограды. И позже, десятки тысяч лет, люди практически не меняли техни­ку застройки пещер. На Кавказе и в Кры­му эта техника достигла наивысшего рас­цвета благодаря ландшафту и климатиче­ским условиям.

С незапамятных времен люди исполь­зовали пещеры как культовые помещения

▲ Солнечные часы в селении Химой. Реконструкция. Рис. С. Абаева,

подпись: ▲ солнечные часы в селении химой. реконструкция. рис. с.абаева,И святилища, особенно в связи с поклоне­нием божествам и духам подземного мира. Древний колдун или жрец, совершая риту­альные действа в пещере, как бы впитывал в себя глубинную силу земли, вслушивал­ся в ее голоса. Недаром оракулов разме­щали в пещерах и гротах. Проникая в не­дра земли, человек испытывал и благого­вение, и страх, что порождало культ пещер и их демонов. Например, в Урарту скаль­ные и пещерные сооружения имели даже свое божество — Аириани[168].

СРЕДНЕВЕКОВАЯ АРХИТЕКТУРА ИСТОКИ АРХИТЕКТУРНЫХ ФОРМКроме того, пещеры служили местами коллективных захоронений. По сути дела, они предвосхищают появление поздней­ших катакомб, подземных и полуподзем — ных склепов. В Чечне и вообще на Кавказе, в местах древнейшего расселения нахских племен эта погребальная культура разви­валась в течение многих тысячелетий. К примеру, пещерные захоронения обнару­жены в различных районах горной Чечни, у селений Гучан-Кале, Тусхарой, Бамут, а в крупнейших чеченских некрополях не­редко встречаются склепы, встроенные в скальные ниши.

В равнинных местах люди были вы­нуждены сооружать жилища, и наиболее древними из них были шалаши и землян­ки. Сегодня можно спорить о том, что пер­вично: захоронения мертвых в земле или рытье землянок в качестве более теплого и постоянного жилья. Но если учесть, что древнейшие люди оставляли своих умер­ших соплеменников на съедение хищным животным, вероятнее предположить по­следнее. У нахов мужчин в языческие вре­мена в отличие от женщин предавали зем­ле не сразу после смерти, а только через определенное время. Это было связано с тем, что мужское начало ассоциировалось с небом, а женское с землей. И земля счи­талась враждебной, опасной для мужчи­ны, забирающей у него силы. Возможно,

С этим культом связана и архитектоника нахских боевых башен, их устремленность в небо.

Каменные склепы являются умень­шенными копиями жилищ. На Кавказе им предшествовали дольмены, которые поч­ти не отличались от них по форме. Они строились из гигантских каменных плит в те времена, когда люди начали возводить жилища из огромных камней.

Эти параллели между жилищами жи­вых и мертвых наблюдаются у многих на­родов в течение тысячелетий. Некото­рые народы, как, например, египтяне и этруски, гораздо серьезнее относились к строительству дома для вечной жизни, чем для земной, так как считали ее только короткой прелюдией к вечности. Именно поэтому могилы и гробницы их дожили до нашего времени, а об их земных жи­лищах мы можем судить только по ри­сункам и макетам, найденным в тех же гробницах. Эти параллели между погре­бальными сооружениями и жилищами наблюдаются и у нахов. И они часто не только не открывают завесы над тайнами времени их постройки, а, наоборот, при­водят ученых в тупик.

Например, существует определенная взаимосвязь между боевыми башнями и склепами с пирамидально-ступенчатой кровлей, но до сих пор неясно, что появи­лось сначала. Конечно же, можно с боль­шой долей уверенности утверждать, что раньше начали строить башни. Но в Се­верной Осетии, где множество склепов с пирамидальной кровлей, практически не сохранилось ни одной подобной боевой башни.

В тех районах земли, где никогда не было сильного похолодания, некоторые племена, в силу многих причин остав­шиеся на очень низкой стадии разви­тия и добывающие себе пропитание в основном собирательством, до сих пор не научились строить постоянное жили­ще. Они используют в качестве жилья обычные навесы для защиты от ветра, которыми пользовались древние люди 40—50 тысяч лет назад.

Развитие строительного искусства в древнейшее время было непосредственно связано с усовершенствованием орудий труда, вначале из камня, затем из кремня. С другой стороны, необходимость строить жилища порождала потребность в оруди­ях обработки строительных материалов, прежде всего дерева. До тех пор, пока не был изобретен топор, люди не могли ис­пользовать в качестве элементов жилища стволы деревьев и крупные обработанные камни, и, соответственно, жилища древ­них людей были непрочными и недолго­вечными.

Кроме того, сравнительно невысо­кая плотность населения в те времена, когда на сотни квадратных километров приходилось всего несколько сотен че­ловек, практически исключала возмож­ность военных столкновений отдельных родовых общин. Поэтому долгое время у древних людей не было необходимости в строительстве укрепленных жилищ из камня.

Эта необходимость появляется позд­нее, в эпоху энеолита и бронзы и особен­но в начале железного века. Человек, не обладая сложным искусством фортифи­кационного строительства, восполняет это размерами сооружений и конструк­тивных элементов. Уже с эпохи бронзы, а возможно, и раньше появляются цикло­пические строения, по сути дела, пер­вые дома-крепости, основной фортифи­кационной особенностью которых явля­лись их размеры, а также величина кам­ней, использованных для их строитель­ства. Циклопические строения были до­вольно широко распространены на Кав­казе, в том числе и в Чечне, но многие из них были разобраны в начале нашей эры и позже, в Средние века, при строитель­стве боевых и жилых башен. Например, в основания многих жилых и боевых башен в горной Чечне были уложены огром­ные камни, каждый из которых весит не­сколько тонн[169].

Так как техника строительства и выбор материала для жилища во многом зависе­ли от орудий труда, долгое время люди строили свои дома из подручного матери­ала, который можно было обработать гру­бым каменным топором: из тонких ство­лов и ветвей деревьев, из костей крупных животных. Уже в те времена они научились обмазывать их глиной. Эту технику неко­торые племена Северной Америки приме­няли еще в XIX веке.

Кроме того, с древнейших времен люди использовали в качестве централь­ного опорного столба ствол дерева, во­круг которого строился круглой формы шатер. Подобного рода жилища суще­ствовали почти у всех народов Кавказа. Свидетельством тому являются различ­ные реликтовые архитектурные формы или, по крайней мере, понятия, которые сохранились в языках некоторых кавказ­ских народов, в частности дагестанских, в которых опорный столб называется «столбом корня». Опорный столб в жи­лых башнях нахов появляется в результа­те трансформации жилища горизонталь­ной планировки в вертикальную, то есть является вторичным.

Древнейшие жилища, сооруженные из камня или глины, были овальными или круглыми, так как люди в те времена не знали прямого угла. И традиция круглого жилища в течение тысячелетий сохраня­лась в различных районах земли.

Только у нахов ни в языке, ни в куль­туре строительства не сохранилось следов бытования круглого жилища. Единствен­но, в западных районах встречаются скле­пы и мавзолеи круглой формы, в облике которых чувствуется влияние кочевников — мусульман.

На территории обитания нахов кру­глые жилища не встречаются практиче­ски с эпохи бронзы. Не появляются они и позже, во времена бурного расцвета стро­ительства башен. Круглые башни были очень распространены в Закавказье и Да­гестане, но почему-то это ни в коей мере не отразилось на архитектуре нахских ба­шен, хотя, конечно же, взаимовлияние ар­хитектурных форм различных регионов Кавказа было весьма существенным. Тем более с точки зрения фортификации кру­глые башни являются более устойчивыми, так как против них очень сложно исполь­зовать стенобитные машины.

Достигнув высокого мастерства в строительстве боевых башен, вайнахские строители продолжали возводить пря­моугольные и квадратные в плане соору­жения. Возможно, это связано с каким — то древним культом. Прямоугольник был символом устойчивости, символом четы­рех стихий: земли, воздуха, огня и воды, символом четырех стран света. Вероятно, поэтому стены или, в крайнем случае, углы чеченских башен всегда были строго ори­ентированы по странам света.

Прямоугольное жилище являет­ся результатом развития земледельче­ской цивилизации с сопутствующими религиозными культами четырех вре­мен года, а в связи с поклонением солн­цу — четырех стран света. В чеченском языке слово «угол» — «са» созвучно по­нятию «душа, свет» — «са», и эта связь имеет сакральный смысл.

Кочевые народы практически не знали прямоугольных жилищ, даже передвиж­ных. У чеченцев все архитектурные стро­ения были прямоугольными по форме: жилища, культовые, башенные и погре­бальные сооружения. Это может быть од­ним из аргументов в пользу того, что че­ченцы являются наследниками создателей майкопской культуры, древней археологи­ческой культуры на территории Северно­го Кавказа, практически все постройки ко­торых, за небольшим исключением, были прямоугольными. Ведь архитектурные традиции могут сохраняться в течение ты­сячелетий, постепенно утрачивая тот са­кральный смысл, который в них был зало­жен изначально.

Прямоугольными были жилища и фортификационные сооружения алан[170].

В древнейшие времена, когда жизнь человека полностью зависела от природ­ной стихии, почти все в ней, тем более в материальной культуре, имело конкрет­ный смысл и предназначение. Но мно­гие архитектурные произведения древних людей, абсолютно не имеющие никако­го прикладного смысла с точки зрения современного человека, до сих пор про­должают удивлять нас высокой техникой строительства и колоссальными объема­ми затраченных усилий.

В этом отношении наиболее интерес­ными памятниками древности являются так называемые мегалиты, или сооруже­ния из огромных камней: менгиры, доль­мены, кромлехи. Все они связаны с раз­личными культами древних: менгиры и дольмены — с культом почитания предков, кромлехи — с культом солнца.

Кавказские дольмены во многом по­вторяют формы и даже конструкции жи­лища, бытовавшего у местного населения в древности, не только на северо-западе Кавказа, но и на северо-востоке, за сотни километров от этих мест. Через несколь­ко тысячелетий средневековые склепы бу­дут напоминать по форме древние доль­мены и, может быть, древние жилища с двускатной крышей. А гигантские менги­ры трансформируются сначала в сиелин — ги — столпообразные святилища, а затем в надмогильные камни — чурты. И останет­ся поверье: душа умершего обитает там, где находится его чурт, а не там, где захо­ронено его тело.

Если менгиры еще аморфны по сво­ей форме, они больше имеют отношение к природе, чем к культуре, то кромлехи — это уже своего рода первобытные храмы. Если дольмен — это еще просто дом, хотя и для умерших предков, а менгир — это опять же пристанище для духов, то кромлех — это уже явление совершенно иного, духов­ного порядка.

В процессе развития цивилизации, прогресс которой был чисто техниче­ским, человечество постепенно утрачи­вало глубинную связь с природой и, со­ответственно, сокровенные знания о ней и о себе.

Наверное, именно поэтому удиви­тельные постройки древности, как, на­пример, Стоунхендж, представляются нам группой симметрично поставленных ме­галитов. Однако в свое время эти камни были ключом к разгадке тайн движения небесных светил.

Солнечные часы в чеченском селе­нии Xимой, которые представляли собой огромный круг, сложенный из камней, с высоким каменным столбом посередине, являются средневековой тенью древнего Стоунхенджа. Возведение Стоунхенджа и солнечных часов в селении Xимой связа­но, по всей вероятности, с запретом на на­блюдение непосредственно за солнечным диском, который появляется у многих на­родов, поклонявшихся солнцу в опреде­ленный период развития культа. И люди обращают свои взоры на тень, считая ее также ипостасью солнца.

Древние люди создали такие архи­тектурные творения, смысл и назначение которых часто невозможно объяснить с точки зрения современного человека. И вечным предметом для дискуссии остает­ся вопрос о том, что заставляло древнего человека создавать произведения, кото­рые представляются нам эстетически пре­красными: потребность в художественном выражении своих чувств или магическое действо?

До сих пор в науке преобладало мне­ние о том, что древние люди из-за необ­ходимости постоянной борьбы за выжи­вание не имели понятия о прекрасном и в своих действиях всегда руководствова­лись практическим смыслом. Но археоло­гические и научные открытия последних десятилетий XX века говорят о том, что человек во все времена своего существо­вания чувствовал потребность в выраже­нии эстетических чувств.

Действительно, что двигало древним художником, жившим 15 тысяч лет на­зад, который разрисовывал стены пещер во Франции или Испании? Вероятно, это останется вечной загадкой. Но все рав­но поражает высокая техника рисования людей, которые жили в эпоху палеолита и примитивными каменными орудиями до­бывали себе хлеб насущный. Древние ху­дожники не только с большим искусством передают движение, различные позы жи­вотных, но и умело используют рельеф стен пещеры для их выражения.

Высокое искусство древних людей вызывало большие сомнения у последую­щих поколений в его подлинной древно­сти. Особенно это касается палеолитиче­ского искусства. Первые рисунки, которые были найдены в пещерах Франции и Испа­нии в XIX веке, считались подделками ху­дожников нового времени.

Подобное отношение к великим творениям древних цивилизаций сохра­нилось и до нашего времени. Египетские пирамиды, статуи острова Пасхи и мно­гие другие чудеса древности считают­ся некоторыми современными учеными созданиями более развитых пришельцев с других планет.

Но, как показывает опыт исследова­ния древних археологических культур, например на территории Кавказа, даже самые удивительные культурные фе­номены имеют местную основу и дли­тельный путь эволюции, который можно проследить по сохранившимся материа­лам и сооружениям. Если в их развитии и были периоды резких скачков, то они объясняются или миграцией в эти обла­сти более культурных племен, или заим­ствованием прогрессивных технологий у соседних народов.

В архитектуре же подобные скачки исключены. Если с принятием христи­анства в некоторых странах и заимство­вались технологии храмового строи­тельства, то они не использовались при сооружении жилых строений в течение многих веков.

В архитектуре может быть заимство­вание отдельных форм и элементов, но основные архитектурные формы зарож­даются на местной почве в соответствии с общим уровнем развития материальной культуры.

Оставить комментарий