Май 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Духовенство в Чечне 19 век

До Шамиля духовенство в Чечне далеко не пользовалось тем значением, каким оно вообще пользуется на мусульманском Востоке. Стоя по образованию выше народа и имея в своих руках всю судебную власть, оно там имело всегда сильное влияние на общественное управление. В Чечне-же, жители которой всегда были плохими мусульманами и где обычай и самоуправство решали почти все дела, духовенство не имело подобного влияния. Ничем особенным не отличаясь от толпы, оно пришло в упадок и до появления Шамиля было бедно и невежественно; во всей Чечне не было ни одного ученого и молодые люди, возьимевшие намерение посвятить себя изучению арабского языка и корана, отправлялись с этой целью в Чиркей, в Акушу или Казикумух. В знании грамоты заключалось единственное преимущество, какое имели Чеченские муллы над своими прихожанами; оно доставляло им некоторое уважение в народе, потому что они, как грамотные люди, были необходимы при составлении разных письменных актов. Особыми-же правами, как мы сказали выше, они не пользовались и находились в полной зависимости от мирян. При вступлении в духовное звание не соблюдалось никакого обряда, каждый аул выбирал себе кого-нибудь из грамотных и назначал его своим муллою. Круг деятельности муллы был очень тесен и большую часть времени он мог посвящать торговле и хлебопашеству, получая, по примеру всех мирян, известный участок земли. Особенных доходов, предоставленных мухамедданскому духовенству, муллы в Чечне не получали. В таком положении находилось Чеченское духовенство до водворения власти Шамиля.

Из среды мулл избирались кадии. Звание это не совмещало в себе какой-либо высшей степени в духовной иерархии и не представляло ему никакой власти над прочими муллами. Кадий был не что иное, как доверенное духовное лицо, которому предоставлялось пред прочими муллами исключительное право разбирательства по шариату случающихся в его околодке тяжеб, составление письменных актов и вообще все гражданские дела, в которых допускалось вмешательство духовенства. Впрочем кадиев в Чечне было немного, потому что избрание их требовало от жителей единства, которое трудно было установить между ними.

Язык. Чеченским языком говорят: а) жители горной Ичкерии, т. е. племена, поселившиеся в верховьях Аксая, б) жители Большой и Малой Чечни, и в) переселенцы из Ичкерии и Чечни, как напр, аулы на Качкалыковской плоскости. К языку Чеченскому принадлежат наречия Ауховских обществ /верховья Акташа, Ярык-су и Яман-су/. Между этими наречиями и языком Чеченским существует такое же различие, как между языками Русским и Малороссийским.

Характер и быт Чеченцев. Наружность Чеченцев вообще довольно благообразна: он стройно сложен, приемы его отличаются живостью и проворством. Одежда его состоит из чекмени, обыкновенно желтого или серого сукна собственного изделия, бешмета или архалуха, который бывает разных цветов, но летом преимущественно из белой материи, суконных ноговиц и чирики — род башмаков, без подошв. Нарядное платье обшивается узким позументом, который горцы делают сами довольно прочно и красиво. Женский костюм почти ничем не отличается от костюма татарок: голову они также повязывают длинными белыми платками, но покрывал /чадр/ не носят и не прячутся от мужчин.

Несмотря на то, что Чеченцы вышли из первобытного грубого состояния и ведут оседлую жизнь, нравы их все еще находятся на степени полудикости. Жестокость, корыстолюбие, недоверчивость и мщение составляют преобладающий элемент в характере Чеченца; но за всем тем, он не чужд и добрых качеств. Так, он всегда чтит права гостеприимства. Если странник, даже и незнакомый, проездом остановится у Чеченца на ночлег, то хозяин не применет в честь гостя зарезать одного или нескольких баранов, зажиточный Чеченец не пожалеет даже рогатого скота, разумеется смотря по важности проезжающего и по числу сопровождающих его людей в качестве свиты, конвоя или товарищей. Чеченец обязан проводить своего гостя до безопасного места или передать другому Чеченцу и вообще заботиться о личной безопасности и неприкосновенности своего гостя. Если гость ограблен, оскорблен или убит вследствие нерадения Чеченца, или невыполнения им обязаностей гостеприимства, то он подвергается остракизму всего общества до тех пор, пока нанесенная его гостю обида не будет им отомщена. Остракизм выражается следующим оригинальным образом: на дворе виноватого насыпают бугор, который он разумеется сносит днем, но в следующую ночь делается то же самое, и это до тех пор, пока он не смоет с себя пятна за оскорбление гостеприимства[5].

Места, где ежедневно собираются жители аула для беседы и совещаний.

Вообще обычаи Чеченцев мало разнятся от обычаев других горских племен.

Чеченец умерен в пище и способен переносить все лишения. Чурек, пшеничная похлебка, шашлык, кукурузная каша — вот вся его пища.

Чеченцы, обитающие на долине, живут большими аулами, дома у них турлучные, — внутри чисто, опрятно и светло. Они снабжены окнами без рам, но со ставнями, для защиты от холода и северных ветров, почему и двери обыкновенно обращены на юг или восток. Эта сторона дома обнесена навесом, чтобы дождь не проникал во внутрь и для прохлады летом. Комнаты нагреваются «аминами, а хлеб пекут в особо устроенных на дворе круглых ие-чах. В каждом доме есть особое отделение для гостей, называемое кунацкою. Оно состоит из одной или нескольких комнат, которые всегда содержатся в чистоте. Здесь, в кунацкой, хозяин проводит целый день и только к вечеру возвращается в семейство. Каждый дом имеет особенный двор, огороженный плетнем.

У горных Чеченцев живущих в верховьях Аргуна, где в лесе чувствуется большой недостаток, дома каменные. Чеченцы, населяющие верховья Аргуна, живут гораздо неопрятнее и беднее.

Чеченцы вообще склонны к праздности. Женщины, напротив того, трудолюбивы: на них лежат все хозяйственные заботы. Они же ткут сукна для домашнего обихода, делают ковры, войлоки, бурки / только у горных Чеченцев/, на мужчин шьют платья и обувь.

В образе жизни между зажиточным и бедным Чеченцем почти нет никакой разницы: преимущество одного перед другим выражается отчасти в одеянии, более же всего в оружии и лошади.

Оставить комментарий