Ноябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

БОЕВЫЕ БАШНИ

Наивысшего расцвета архитектура чеченцев достигла в специальных оборонительных сооружениях — боевых башнях.

До нашего времени в горной Чечне в различном виде сохранилось более 200 боевых башен, и это несмотря на то, что чеченские башни подвергались регуляр­ному уничтожению с самого начала Кав­казской войны.

В научной литературе сложилось мне­ние о том, что боевые башни являют­ся результатом эволюции жилых башен (В. И.Марковин, С. Умаров), а так называ­емые полубоевые башни — промежуточ­ным звеном этой эволюции[191].

Но нет никаких оснований считать жилые башни более архаичными, чем боевые. И те и другие восходят свои­ми корнями к циклопическим построй­кам, древнейшие из которых относятся к эпохе бронзы. К тому же нужно учиты­вать, что впервые боевые башни должны были появиться в качестве укреплений стен цитаделей по крайней мере еще во

II тысячелетии до нашей эры. Такие кре­пости, правда, более позднего времени, состоящие из мощных стен в форме пря­моугольника или треугольника, по углам которого располагаются боевые башни, сохранились во многих районах Чечни, в том числе в верховьях Аргуна, на горе Бекхайла, в Мелхисте, в селении Коратах, в ущелье Терлой-Ахк и других местах. Это может быть подтверждением, что боевые башни на Кавказе, как и в других райо­нах мира, появляются первоначально как элемент цитадели, то есть как вспомога­тельные сооружения.

Еще более древними являются сиг­нальные и сторожевые башни. По всей видимости, первоначально для переда­чи сигналов с различной информацией, и прежде всего о военной опасности, ис­пользовались возвышенные места или верхушки деревьев, затем начали строить деревянные вышки и башни, и конечным

Результатом этой эволюции стала камен­ная башня.

БОЕВЫЕ БАШНИРазница между сигнальными и сторо­жевыми башнями в научной литературе не обозначена.

Но, вероятно, сторожевые баш­ни включают в себя и сторожевые в уз­ком смысле слова, и сигнальные. Сторо­жевые в узком смысле башни строились у мостов, возле дорог, в тесных проходах в ущельях в целях их охраны (в мирное время они выполняли функцию тамож­ни), но при этом они не использовались для передачи сигналов. Сигнальные же башни строились специально для переда­чи сигналов о военной опасности и долж­ны были всегда иметь визуальную связь между собой. Они всегда являлись час­тью системы, объединяющей большие территории. Однако сигнальные башни в большинстве случаев были боевыми, хотя иногда их функции могли выполнять и башни, встроенные в скалы и пещеры (Башинкалинская, Нихалойская), кото­рые ошибочно были определены иссле­дователями как башни-убежища. Сторо­жевые башни почти всегда были боевыми и очень редко одиночными, а состояли из двух или более боевых башен, образуя комплекс.

▲ Боевая башня у селения Дере.

подпись: ▲ боевая башня у селения дере.Здесь можно задать вполне законо­мерный вопрос: зачем строить для пере­дачи сигналов каменные башни, требую­щие огромных материальных затрат? Это, вероятнее всего, связано с тем, что после передачи сигнала дозорные, которые не­сли караульную службу в башне, чаще все­го не могли, быстро покинув ее, примкнуть к основному войску. Поэтому они должны были иметь возможность обороняться. К тому же башни строились в стратегичес­ки важных в военном отношении местах, и их оборона отвлекала часть вражеских сил. Упоминания об осаде башен в ущель­ях Чечни есть в хрониках летописцев Ти­мура. Если же была возможность постро­ить сигнальную башню, используя рельеф

БОЕВЫЕ БАШНИ

БОЕВЫЕ БАШНИ

Местности (Башинкалинская, Нихалойская башни), в выемках скал, на вершине или у подножия утеса, то специальную боевую башню не строили.

Таким образом, если говорить о гене­зисе боевых башен на Кавказе, то можно это представить следующей схемой: бо­евая башня сигнальная — боевая башня как элемент цитадели — боевая башня как одиночная сторожевая — боевая башня как часть башенного комплекса. Послед­ний тип оборонительной башни при жи­лом комплексе появляется только в Позд­нем Средневековье, вероятнее всего, в XV веке, и связан с возрастающей социальной дифференциацией населения Чечни того времени.

Оборонительная башня называлась «б1оув». Несомненно, этот термин мо­жет быть связан и с междометием «б1о — ув», обозначающим вызов к битве, угрозу, но более со словом «б1о» — дозор, которое впоследствии приобрело более широкое значение — «войско». Оно же, в свою оче­редь, имеет отношение к еще более древ­нему чеченскому слову «б1ан» — смотреть, видеть, откуда «б1аьрг» — глаз. Этимоло­гия его связана с первичной, древнейшей функцией боевой башни — сторожевой, сигнальной.

Поэтому если и можно говорить о том, что боевая башня более позднего проис­хождения по сравнению с жилой, то толь­ко имея в виду ее как фортификационный элемент комплекса. К тому времени, ког­да в горах Чечни и Ингушетии появляются башенные комплексы (сочетание боевой и жилой башен) и замки, боевая башня приобретает классические, завершенные формы. Большинство построек этого типа имеет пирамидально-ступенчатую кров­лю, сложено на известковом растворе и отличается высоким уровнем строитель­ной техники.

Боевая башня представляет собой квадратное в плане сооружение (класси­ческая форма: 5 х 5 м), воздвигнутое из

▲ Боевая башня в ущелье Тазбичи. 4 Боевая башня у селения Дере.

БОЕВЫЕ БАШНИ

. .Wk

БОЕВЫЕ БАШНИ

Обработанного камня на известковом или песчано-известковом растворе, с сужени­ем кверху (под углом 4—6) и высотой до 20—25 м. Типичным сооружением подоб­ного рода является боевая башня Гучан — Кале, расположенная на правом берегу реки Аргун, на высоком скалистом мысе, который образует небольшая речка Гучан — Арк, впадающая в Аргун.

Башня четырехугольная в плане, за­метно суживается кверху. Углами она ориентирована по сторонам света. Разме­ры башни: 5 х 5 м, высота — 18 м. Тол­щина стен в нижней части — около одно­го метра. Башня выстроена из тщательно подобранных, а в некоторых случаях об­работанных камней разной величины, на известковом растворе. Она имеет фун­дамент, выложенный из крупных камней. Башня — пятиэтажная, у самого верха имеет балкончики для стрельбы — ма — шикули, при этом машикули у фаса­да и задней стены уже, они крепятся на двух каменных подпорках, а в боковых стенах — шире, на трех подпорках. Межэ — тажные перекрытия не сохранились, но остались угловые камни, на которые опи­рались балки оснований. Кровля почти полностью разрушилась, поэтому ее ха­рактер не угадывается. Первый этаж баш­ни забутован, то есть заполнен глиной и камнями.

Юго-западная стена является фаса­дом. На ней расположен дверной про­ем на уровне второго этажа, а также два окна — на третьем и четвертом этажах со­ответственно. Размеры дверного проема: с внешней стороны — 1,35 х 1 м, с вну­тренней стороны — 2,25 х 1,3 м. Арка входного проема выполнена напуском ко­нусообразных камней. С внутренней сто­роны проем расширяется, образуя в стене углубление со стрельчатой аркой. На тре­тьем этаже со стороны фасада расположе­но окно на высоте трех метров от дверного проема. Арка окна изготовлена из камен­ного монолита. Над окном — два крестоо-

▲ Верхняя часть боевой башни.

▲ Селение Пого.

Л Боевая башня в Майстинском ущелье.

Бразных узора, а выше — углубленное изо­бражение Т-образного знака. На уровне четвертого этажа также расположено окно с аркой из монолита, а над ним три кре­стообразных знака.

Северо-западная стена снабжена че­тырьмя бойницами, на четвертом эта­же расположено окно с аркой. Слева от окна — каменная плита. Кроме того, на стене — крестообразные узоры и Т-образ­ный знак, как и на других стенах.

Юго-восточная стена имеет окно на уровне третьего этажа, прикрытое со сто­роны склона широкой каменной плитой (необычная деталь для чечено-ингушс­ких башен). Здесь расположены три бой­ницы: две (узкие) — на втором этаже, одна (широкая) — на третьем. Стена украшена крестообразными узорами и Т-образным знаком.

Северо-восточная стена не имеет окон, на уровне третьего этажа — Т-образ­ный знак, а также бойницы. Согласно по­левым материалам, башня существовала, по крайней мере, во времена монголота­тарского нашествия.

Строительство боевой башни сопро­вождалось теми же ритуалами, что и жи­лой. Если строилась сигнальная башня, то она строилась в таком месте и та­ким образом, чтобы имелась визуальная связь со смежными башнями сигнальной системы, но при этом учитывались и дру­гие факторы, способствующие успешно­му ведению боя.

Для сторожевых башен выбирались стратегически важные точки, господс­твующие над местностью, дающие воз­можность контролировать ключевые мосты, дороги, перевалы. Очень важным условием было наличие рядом источни­ка воды, то есть ручья, родника, речки, так как при строительстве башни всегда старались провести туда потайной водо­провод.

Боевая башня, как и жилая, обычно возводилась на скальном грунте. При этом сигнальные башни строились на верши­нах обрывистых утесов и были почти не­доступны. В Х—Х1 веках, когда стали стро­ить боевые башни, требующие огромных материальных и физических затрат, их сторожевые и сигнальные функции ста­ли совмещать. И поэтому большинство сторожевых боевых башен в горах Чечни были и сигнальными.

Так как основной функцией боевой башни была оборонительная (помимо сиг­нальной), то особое внимание уделялось ее фортификационным свойствам.

Это могло выражаться в том, что с на­иболее доступной стороны стены баш­ни делали совершенно глухими, оставляя в них лишь смотровые щели и бойни­цы. Дверные и оконные проемы устраи­вали с наиболее неприступной стороны. Во многих случаях может вызывать удив­ление то, как сами защитники попадали в башню, — настолько опасным является подступ к дверному проему. К тому же в экстерьере башни не использовали дере­вянных конструкций, чтобы осаждающие не могли поджечь ее извне.

В песне, как и в других фольклорных материалах, отмечается роль мастера, ру­ководящего процессом строительства. Мастер практически не принимал участия в работе, а только указывал своим помощ­никам, что и как делать, выполняя тем са­мым функцию архитектора.

По преданию, ему доставалась еще и почетная, и очень опасная роль установ­ки камня (ц1урку), завершающего пирами­дально-ступенчатую кровлю. Для этого с наружной стороны к машикулю привязы­вали лестницу, и по ней мастер подбирал­ся к венцу кровли.

Это было смертельно опасным делом и иногда заканчивалось гибелью масте­ра. За установку последнего камня хозяин должен был подарить мастеру быка. Стро­ительство башни обходилось семье (если это была семейная башня) в 50—60 ко­ров. Многие исследователи пишут, ссыла-

БОЕВЫЕ БАШНИ

БОЕВЫЕ БАШНИ

Ущелье Тазбичи.

Ясь при этом на И. Щеблыкина[192], что баш­ня строилась без лесов. Но, вероятно, речь идет о наружных лесах.

Для возведения стен использова­ли внутренние леса, которые устанавли­вались на угловые камни, имевшие спе­циальные выступы. Для подъема камней и балок применяли ворот, который на­зывался ч1аг1арг, или зеразак. Круп­ные камни, иногда весом до нескольких тонн, подвозили к месту строительства с помощью быков на специальных санях. Для обработки камня использовали раз­личные инструменты: берг — вид кирки, варзап — молот, джау — молоток, даам — зубило. Известь для раствора готовили здесь же. В тех местах, где известь была дорогим материалом, в раствор добав­ляли песок или глину. При этом высшим проявлением строительного мастерства считалось использование оптимального количества раствора, так как в таком слу­чае башня становилась более сейсмос­тойкой. Известью замазывали также швы между камнями, для того чтобы дождем не вымывался раствор.

Угловые (замковые) камни не толь­ко являлись элементом, связующим стены башни, но на них опирались и балки пере­крытий.

Перекрытие первого этажа выполняли в виде ложного свода из камней с двумя рядами пересекающихся каменных высту­пов, которые называются гуртами. Такие своды назывались нартол тхов. Но это эле­мент, присущий в основном башням позд­ней постройки (XV—XVII).

Особое внимание уделялось обра­ботке и отделке арочных камней дверных и оконных проемов. Такой камень назы­вался «куртулг» — гордый камень. На них очень часто наносили петроглифы.

Боевые башни были в основном пя­тиэтажными. Назначение различных яру­сов башни трактуется исследователями по-разному. Одни считают, что первый этаж предназначался для содержания скота, другие — для содержания пленни­ков. На самом же деле первый этаж баш­ни обычно заполнялся камнями и грун­том, для того чтобы усилить нижнюю часть башни в случае применения стено­битных орудий.

Вызывает большое сомнение и тер­мин «жилой этаж» по отношению к боевой башне.

Классическая боевая башня — это та­кой вид оборонительного сооружения, ко­торый не предполагает длительной осады, если речь идет не о комплексе подобных сооружений, соединенных каменной сте­ной, то есть маленькой крепости, напри­мер типа Бекхайлинской. Это связано с тем, что защитники башни имели ограни­ченный запас вооружения, будь то камни, стрелы, ружейные заряды в более позд­нее время, небольшой запас продоволь­ствия. И конечно же, назначение этажей определяла их малая площадь. Если речь идет о сторожевой или сигнальной баш­не, то в ней могли нести дозор от четы­рех до шести человек, а в оборонитель­ной башне как части комплекса укрыва­лась в случае опасности семья, живущая в одной или двух жилых башнях, к которым она была пристроена. Но ни один из эта­жей боевой башни не был приспособлен для длительного проживания, и поэтому вряд ли их можно назвать жилыми. В этом отношении абсолютно не имеющими ни­чего общего с реальностью являются ле­генды, связанные с теми или иными бое­выми башнями в Чечне, в которых якобы жили их герои.

Практически все этажи боевой баш­ни были приспособлены для наблюдения и ведения боя.

Чеченские и ингушские боевые башни однотипны и отличаются лишь временем

БОЕВЫЕ БАШНИ

#*

БОЕВЫЕ БАШНИ

Постройки и габаритами. В зависимости от древности они различаются определен­ным уровнем строительной техники, об­работки камня и изяществом форм.

По типу перекрытия чеченские (и ин­гушские) боевые башни делятся на три ос­новные группы:

Башни с плоской кровлей.

Башни с плоской кровлей с зубцами

По углам.

Башни с пирамидально-ступенчатой

Кровлей.

Башни с плоской кровлей являют­ся наиболее древними, некоторые из них можно датировать XI—XIII веками. Они отличаются небрежной обработкой камня, являются не очень высокими, имеют не­большой угол сужения кверху. Чаще все­го они имели не больше четырех этажей. Эти башни в большинстве случаев были сигнальными и сторожевыми или элемен­тами цитадели, как, например, бекхайлин — ские. Хотя в некоторых случаях боевые башни с плоской кровлей могли быть и достаточно высокими, и стройными, отли­чались довольно высоким уровнем стро­ительной техники, как, например, Хаска — линская.

Башни с плоской кровлей чаще всего строились в недоступных местах, на вер­шинах обрывистых утесов, речных мысах.

Башни второй группы отличаются большей высотой, стройностью, тщатель­ностью обработки камня, большим углом сужения кверху. Они могут быть отнесе­ны уже к XIV—XVI векам. Боевые башни с плоской кровлей с зубцами по углам мог­ли быть и сигнальными, и сторожевыми, и частью комплекса. Таких башен в горах Чечни сравнительно немного, как, напри­мер, боевая башня на левом берегу Меши — Хи в Мелхисте или башня у селения Кхи-чу в ущелье Сандухой.

▲ Гучанкалинская боевая башня. 4 Боевая башня в селении Хайбах.

БОЕВЫЕ БАШНИ

Боевая башня расположена в ущелье Сандухой, на левом берегу реки Шаро-Ар — гун, почти у самых ее истоков, недалеко от развалин средневекового селения Кхи-чу, на высоком каменном утесе. Башня была сигнальной и сторожевой и охраняла гор­ную дорогу из Тушетии в Шарой, Чебер — лой и Аргунское ущелье.

БОЕВЫЕ БАШНИБашня четырехэтажная, квадрат­ная в плане, слегка суживается квер­ху. Кровля и перекрытия не сохранились. Площадь — 4,4 х 4,4 м, высота сохранив­шейся части — 18 м. Башня ориентиро­вана стенами по сторонам света. Восточ­ная стена является фасадом. На ней — три оконных проема на уровне 2-го, 3-го и 4-го этажей. Они завершаются классиче­ской аркой с замковым камнем. Маши — кули в верхней части стены разрушились полностью, даже выпали камни основания. Башня стоит на крутом склоне, поэтому углы восточной и западной стен находятся на разных уровнях. На западной стене пять бойниц, по две — на 2-м и 3-м этаже и одна на 4-м. От машикулей остались толь­ко камни основания. На северной стене по две бойницы в нижней части 2-го, 3-го и

4- го этажей, хорошо сохранились маши — кули. На южной стене находится входной проем на 2-й этаж, завершающийся клас­сической аркой с замковым камнем. Он частично разрушен. Оконные проемы рас­положены также на уровне 3-го и 4-го эта­жей. Машикули разрушились полностью.

▲ Хаскалинская башня.

▲ Никаройская башня. 4 Бекхайлинская башня.

подпись: ▲ хаскалинская башня.
▲ никаройская башня. 4 бекхайлинская башня.
Башни с пирамидально-ступенчатой кровлей являются наиболее поздними из всех видов боевых башен в горах Чечни и Ингушетии. Многие из них в Чечне мо­гут быть датированы XV—XVII веками, а в Ингушетии — XVII—XIX веками. Бое­вые башни с пирамидально-ступенчатой кровлей практически не использовались как сторожевые и сигнальные. В боль­шинстве случаев они являются элемен­том замкового комплекса, получившего распространение в горах Чечни в Позд­нем Средневековье. Исследователи назы-

БОЕВЫЕ БАШНИ

Вают эти башни вайнахскими, так как они появились на местной почве и получили распространение в Чечне и Ингушетии. В Грузии они единичны и построены масте — рами-вайнахами.

БОЕВЫЕ БАШНИТак называемая классическая вайнах — ская боевая башня является наиболее со­вершенным в архитектурном и техничес­ком отношении сооружением подобного рода на Кавказе.

Обычно это квадратное в плане соо­ружение, сложенное из хорошо обрабо­танных камней на известковом растворе. Башня, как правило, имеет пять этажей. На уровне второго и верхнего этажей пере­крытия выполнены в виде каменных сво­дов, которые имеют декоративные высту­пы в виде перекрестия — гурты. На осталь­ных этажах перекрытия деревянные, они опираются на балки, концами лежащие на замковых камнях.

Башни с пирамидальной кровлей от­личаются особой стройностью и изяще­ством. Это связано с тем, что они имеют довольно большую высоту (до 25 м), срав­нительно небольшую площадь основания (5 х 5 м), довольно большой угол сужения кверху.

На стенах5-го этажа установлены ка­менные балкончики — машикули.

У башен с пирамидальным венчанием машикули были в основном однотипными, представляя собой выложенные из камен­ных плит балкончики, которые крепились на двух, трех или более консолях, не име­ли дна. Со стороны машикулей в стенах башни были большие стрельчатые про­емы, из которых защитники башни могли вести стрельбу по осаждающим.

На всех этажах башни в стенах име­лись отверстия — бойницы и наблюда­тельные щели.

▲ Шаройская боевая башня.

▲ Хачаройская боевая башня. 4 Шатойская боевая башня.

подпись: ▲ шаройская боевая башня.
▲ хачаройская боевая башня. 4 шатойская боевая башня.
Кроме того, многие башни с пира­мидально-ступенчатой кровлей имели дверные проемы на всех этажах, которые уменьшались пропорционально сужению башни.

Боевая башня с пирамидально-сту­пенчатой кровлей была высшим достиже­нием народного зодчества вайнахов. Она строилась в удивительной гармонии с ок­ружающей природой, всегда вписывалась в рельеф, сама становилась частью ланд­шафта. Сочетание малой площади осно­вания с большой высотой, удивительная стройность и пропорциональность, пи­рамидально-ступенчатое венчание, под­черкивающее устремленность ввысь, симметрично расположенные балкончики — машикули, скупой, но гармоничный декор в виде геометрических фигур — все это создавало впечатление абсолютной завер­шенности форм.

К типу башен с пирамидально­ступенчатой кровлей более раннего вре­мени относится Хачароевская боевая баш­ня у селения Гамхи. Согласно преданию, эта башня была общесельской. Кроме нее, по словам местных жителей, в ущелье реки Хачарой-Ахк находилось несколько ба­шенных комплексов. Хачароевская боевая башня, согласно преданию, была построена во времена, когда еще не было огнестрель­ного оружия, то есть в ХШ—ХІУ веках.

Башня у селения Гамхи — пятиэтаж­ная, с пирамидально-ступенчатой кровлей, выложена на известковом растворе. Двер­ной проем на уровне 1 — го этажа выполнен в виде стрельчатой арки, при этом на уров­не закругления арки вставлена деревянная балка. Окна в виде стрельчатых арок рас­положены на западной стороне башни на 1 — м и 2-м этажах. На 5-м этаже окна со всех сторон прикрыты машикулями. На уровне

4- го этажа все стены башни имеют украше­ния в виде четырехугольных углублений в форме ромба. Все внутренние перекрытия башни были деревянными и держались на деревянных балках, уложенных на угловые камни. В 1944 году башня была подожжена изнутри, все перекрытия сгорели, осталась одна балка на уровне 3-го этажа.

Пирамидально-ступенчатая кровля разрушилась, остались только камни пер­вого уровня. В стенах башни проделаны смотровые щели, которые вряд ли исполь­зовались в качестве бойниц. На уровне

5- го этажа на каждой стене — машикули, разделенные на две секции. С юга и восто­ка башня была особенно неприступна, так как склон здесь обрывистый. Кроме того, башня была окружена каменной стеной, от которой сейчас остались только руины.

По рассказу одного из жителей уще­лья, к юго-западу от боевой башни стоя­ла жилая башня, хозяин которой оскорбил одного из его далеких предков. Тот вы­стрелил в него из лука и убил. В результате кровной мести убийца и его родственники были вынуждены переселиться в Чебер — лой. Обратно они вернулись только через несколько поколений. Однажды один из родственников убитого пустил стрелу в их прапрадеда и ранил его в колено. На этом кровная месть закончилась, и семьи при­мирились. Что касается времени построй­ки башни, то, по словам того же жителя, его отец, проживший 103 года, рассказы­вал, что его дед, служивший в войске Ша­миля и проживший 107 лет, уже не помнил, когда эту башню построили. По его сло­вам, эта башня была частью сигнальной системы, с нее были видны боевые башни Дишни-мохк. Но была она построена в те времена, когда еще не было огнестрельно­го оружия, то есть в XШ—XIV веках.

К башням этого типа более поздне­го времени относится Шаройская бое­вая башня, она отличается более высо­ким уровнем строительной техники и бо­гатым декором. Боевая башня находится в селении Шарой, которое является рай­онным центром Шаройского района, она на юго-восточной окраине мыса, на кото­ром располагалось древнее селение Ша­рой. С северо-восточной стороны мыс огибает небольшая речка Жогалдой-ахк, южная его сторона, постепенно понижа­ясь, террасами спускается к реке Шаро — Аргун. В верхней части мыса мощные ба­зальтовые плиты образуют продолгова­тое плато, на котором были построены в основном все средневековые сооруже­ния. Башня стоит на скальном выступе, стены ее выложены из хорошо обрабо­танных камней на известковом растворе. Она слегка суживается кверху, угол суже­ния — около 5 градусов.

Площадь башни 5 х 5 м, высота со­хранившейся части — 20 м. Сохранилось почти полностью 4 этажа, а также угол

5- го этажа. Башня была пятиэтажной, с пирамидально-ступенчатой кровлей, высо­та ее была не менее 25 м. Кровля и межэ — тажные перекрытия полностью разрушены. Стены башни ориентированы по сторо­нам света. Южная стена является фасадом. На ней — два оконных проема, на уровне 3-го и 4-го этажей, по 2 бойницы на уров­не 2-го и 3-го этажей, а также декор в виде квадратных углублений, которые образу­ют ромбообразные фигуры. Вход в башню с западной стороны на уровне 2-го этажа, входной проем выполнен в виде классиче­ской арки с замковым камнем. Он частич­но разрушен, так же как и оконный проем 3-го этажа, расположенный над ним. Се­верная стена сплошная, есть только по 2 узкие бойницы, в нижней части 2-го и 3-го этажей. С восточной стороны небольшой оконный проем на уровне 4-го этажа, над которым — декор в виде 3-х ромбовидных фигур, одна бойница — на 3-м этаже, две — на уровне 2-го этажа. Башня стоит на скло­не, поэтому ее стены имеют разную высоту.

В результате совершенствования форм в течение тысячелетий боевая баш­ня была наиболее приспособленной для ведения оборонительного боя. Высота ее (20—25 м) усиливала боевые возможнос­ти защитников башни. Во-первых, пущен­ная в них снизу стрела значительно теряла свою убойную силу. Во-вторых, это дава­ло возможность защитникам вести круго­вой обстрел и увеличивало его дальность. Именно поэтому для ведения стрельбы предназначался верхний этаж, у проемов располагались стрелки, которые держали под прицелом подступы к башне. Стрель­ба из лука велась поверх балкончика, ко­торый прикрывал стрелка.

Если же враги приближались к башне вплотную, то на них через машикули лили кипяток, кипящую смолу. Возможно, для этого использовали также дверные про­емы верхних ярусов. Сужение башни квер­ху позволяло защитникам сбрасывать на осаждавших камни, направление падения которых из-за рикошета было непредсказу­емо и наносило врагу неожиданный урон.

На стенах башни на каждом этаже было множество бойниц и смотровых от­верстий, их нередко очень сложно от­личить друг от друга. Подобные бойни­цы невозможно было использовать для стрельбы из лука, хотя также сомнитель­но использование большинства из них при стрельбе из огнестрельного оружия.

Бойницы для ружей — тоьпан! уьр — гаш — появляются в боевых башнях не ранее XVI века. Они довольно большие по сравнению со смотровыми щелями и имеют наклон вниз. Но при всем том ясно одно — бойницы не могут быть единс­твенным основанием для датировки вре­мени строительства башни, так как в не­которых башнях смотровые отверстия позднее были расширены для стрельбы из ружей. Но при этом сами башни не пе­рестраивались.

Оборона поселений не сводилась только к войне в башнях, которые игра­ли роль опорных и наблюдательных пун — ктов[193]. Для ведения боя использовались и крыши жилых башен, и оборонитель­ные стены, и рельеф местности. Если же в селении было несколько оборонитель­ных башен, то они выстраивались так, что замыкали все пространство вокруг него, практически не оставляя «мертвых», не простреливаемых зон.

БОЕВЫЕ БАШНИ

Оставить комментарий